Как банки помогают налоговикам бороться с отмыванием денег

Банки не просто помогают налоговикам в борьбе с отмыванием денег, но и превратились чуть ли не в их «дублеров», требуя от клиентов сведений больше, чем контролирующие органы. Банки.ру узнал, какие личные сведения хотят получить от вас кредитные организации и помогает ли это бороться с мошенниками.

Операции повышенного внимания

По данным ЦБ, объем «фиктивных сделок» снизился с 1,49 млрд долларов в 2015 году до 0,3 млрд долларов в первой половине 2016 года (это пока самые свежие данные). Самим банкам должно быть невыгодно иметь дело с сомнительными операциями, и государство предусмотрело множество инструментов, которые обязывают кредитные организации взаимодействовать с налоговыми органами.

Один из основных документов, которые устанавливают обязанности банков в данной сфере, — письмо Банка России от 31 декабря 2014 года № 236-Т «О повышении внимания кредитных организаций к отдельным операциям клиентов». В документе приведен перечень признаков, совокупность которых может свидетельствовать о том, что настоящей целью финансовой операции является легализация преступных доходов.

К таким признакам относятся:

— слишком короткий срок между зачислением денег на счет и их списанием (этот срок должен не превышать двух дней, чтобы привлечь внимание банка);

— регулярный (ежедневный) характер операций;

— большое количество резидентов, зачисляющих средства на счет клиента, и последующее списание этих средств;

— клиент практически не делает налоговых отчислений, или их размеры не сопоставимы с масштабом деятельности владельца счета;

— операции проводятся на постоянной основе в течение длительного периода времени (как правило, не менее трех месяцев).

Если банк выявит такие признаки, он должен проявить повышенное внимание к операциям этого клиента, запросить у него документы об уплате налогов и сборов, а также направить информацию о таких операциях в Росфинмониторинг (Финансовая разведка РФ). Аналогичное предоставление сведений (также — в ЦБ) предусмотрено методическими указаниями 18-МР, выпущенными 21 июля 2017 года.

Непредоставление банку запрашиваемых документов может стать причиной внимания к деятельности организации-клиента со стороны силовиков. Росфинмониторинг может и сам обратиться в правоохранительные органы в том случае, если считает, что средства получены преступным путем.

Между Федеральной налоговой службой и ЦБ РФ существует также Соглашение об информационном взаимодействии от 29 июня 2010 года, в рамках которого происходит обмен информацией. Соглашение предусматривает перечень сведений, которые передаются Банком России в ФНС и наоборот. Например, Банк России передает налоговым органам список кредитных организаций, которые ограничены в возможности расчетов по поручению юридических лиц.

Информация между ведомствами может предоставляться в двух режимах — автоматически по мере поступления данных и по запросам. Такое взаимодействие помогает установить налоговые правонарушения и существенно сокращает срок, в течение которого налоговым органам становится о них известно. Также проверяются данные о своевременности и правильности исчисления налогов и их уплаты.

Полная идентификация клиентов

Стоит отметить еще один документ ЦБ: положение 499-П об идентификации клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев. Суть документа в том, что банки обязаны при каждой сделке купли-продажи валюты проводить полную идентификацию клиента. Упрощенная процедура, таким образом, больше не используется. Меры, предусмотренные в положении, направлены на противодействие легализации доходов и финансированию терроризма. Помимо стандартных сведений (паспортные данные, адрес и т. д.), у клиентов с повышенной степенью риска может быть запрошена дополнительная информация — например, о целях финансово-хозяйственной деятельности и финансовом положении.

Долой фирмы-однодневки!

Налоговые органы используют специальные системы, которые позволяют выявлять налоговые правонарушения. Так, программный комплекс АСК НДС позволяет сверять сведения об отраженных счетах-фактурах в декларациях покупателя и поставщика. Это хороший инструмент по выявлению фирм-однодневок. Также используется автоматизированная информационная система (АИС) «Налог», которая упрощает процесс налогового администрирования и служит более эффективному взаимодействию компаний с налоговыми органами. Она позволяет анализировать налоговые платежи и своевременно выявлять признаки, которые могут говорить об уходе от уплаты налогов.

Сейчас сотрудничество банков и налоговых органов продолжает развиваться. Особенно это касается все более активного перехода в электронный формат. По тому же пути идет и взаимодействие контролирующих органов с налогоплательщиками. Такой подход открывает большие возможности по анализу всей поступающей информации и выявлению признаков отмывания денежных средств или ухода от налогов. Также в 2018 году Россия должна присоединиться к многостороннему соглашению по автоматическому обмену финансовой информацией, предусмотренному Единым стандартом отчетности по финансовым операциям для налоговых целей. Это позволит с помощью кредитных и других финансовых организаций бороться с офшоризацией экономики и уходом от налогов.

«Без помощи банков обойтись будет сложно»

В последние годы налоговые органы достаточно эффективно борются с отмыванием денег, причем во многом благодаря взаимодействию с кредитными организациями, считает председатель Межрегионального третейского суда Москвы и Московской области Олег Сухов. «Банки выявляют признаки сомнительных операций, проверяют данные о своевременности и правильности исчисления налогов, проводят полную идентификацию клиента при купле-продаже валюты — все эти меры направлены в том числе на выявление легализации преступных доходов. Без помощи банков обойтись будет сложно, так как именно кредитные организации имеют самый полный доступ к сведениям о движении денежных средств. К тому же этими же данными могут воспользоваться и правоохранительные органы, так что взаимодействие с банками в этой сфере — практика, распространенная во всем мире», — говорит Сухов.

Руководитель налоговой практики юридической компании BMS Law Firm Давид Капианидзе отмечает, что налоговые органы не борются с отмыванием денег, так как их задача — проверка правильности и полной уплаты налога. «В рамках своей деятельности они выявляют незаконную неуплату налога. Это может быть как обналичивание денежных средств через фирмы-однодневки, так и применение схем по уменьшению налогооблагаемой базы», — подчеркивает юрист.

Налоговые органы не борются с отмыванием денег, так как их задача — проверка правильности и полной уплаты налога.

Без анализа выписки денежных средств не может обойтись ни один налоговый орган, так как выявление схем по уменьшению налогооблагаемой базы влечет необходимость анализа денежных средств всей цепочки контрагентов от закупки товаров, работ и услуг до их продажи. В том числе реализации или покупки товаров по рыночной стоимости.

Эксперт отмечает, что быть уверенным в своем контрагенте не может быть никто, поскольку налогоплательщик не обязан проверять добросовестность контрагентов и требовать от них большего, чем предусмотрено ГК РФ или обычаями делового оборота. Поэтому именно на налоговом органе лежит обязанность по доказыванию умышленной направленности операций налогоплательщика на уменьшение налогооблагаемой базы.

«Это прямая дорога к отзыву лицензии»

С отмыванием денежных средств борются не налоговые органы, а Росфинмониторинг. Налоговые органы задействованы в данном процессе лишь косвенно, потому что налоговые преступления являются предшествующими по отношению к легализации доходов, полученных преступным путем (отмыванию денежных средств), поясняет руководитель юридического департамента Castle Family Office Роман Алексеев.

Эксперт приводит в пример ситуацию, когда лицо уклонилось от уплаты налогов и положило эти деньги в банк на депозит или иным образом легализовало их через какую-либо финансовую структуру.

«Сложно представить себе работу существующего механизма без банков или любых иных организаций, которые обязаны осуществлять меры по противодействию отмыванию денежных средств и финансированию терроризма. Дело в том, что данные меры являются неотъемлемой частью системы внутреннего контроля любой финансовой организации. Несоблюдение правил собственного внутреннего контроля в целях ПОД/ФТ — это прямая дорога к отзыву лицензии, что не раз доказывал Банк России. Надзор в этой части — его вотчина», — подчеркивает Роман Алексеев.

Вопрос возможной ошибки — это вопрос слаженности действий всех вышеуказанных органов и организаций, ведь от этого напрямую будет зависеть объективность принимаемых мер. С этим могут быть проблемы. Кроме того, необходимо следить за тем, чтобы законодательство об отмывании денежных средств применялось объективно и по назначению самими банками. Хорошим примером может послужить то, что ЦБ РФ признал необходимость налаживания системы обмена данными между банками о неблагонадежных клиентах. Банкам было рекомендовано не отказывать повсеместно лицам, признанным сомнительными контрагентами. Обмен между финансовыми организациями, ЦБ РФ и Росфинмониторингом о клиентах, которым было ранее отказано в обслуживании или совершении операций, должен был заработать с конца июня 2017 года. Время покажет, насколько эффективно данная система позволит банкам оценивать риски отмывания денежных средств и осуществлять внутренний контроль в целях ПОД/ФТ в отношении своих клиентов.

Предприятия могут пострадать

По мнению ведущего аналитика ГК TeleTrade Марка Гойхмана, контроль настолько всеобъемлющий, что зачастую происходит по принципу «выплеснуть вместе с водой ребенка». Эксперт утверждает, что предприятия, проводящие оплату по договорам за товары и услуги, могут пострадать из-за того, что контрагент оказался недобросовестной компанией с признаками участия в схемах обналичивания. Выявить это самим предпринимателям бывает затруднительно. Но есть большой риск, что при работе с такими «однодневками» пострадает вполне законопослушная организация, которой доначислят налоги, не уплаченные ее контрагентом.

Поэтому исключительно важны вступившие в силу в августе 2017 года поправки в Налоговый кодекс, дополняющие его новой статьей 54.1. В ней впервые в налоговой практике определяется, что считать обоснованной или необоснованной налоговой выгодой. «Эта статья устанавливает, что если сделка реальна, по ней получены результаты, то плательщик не отвечает за то, что контрагент не уплатил налоги. Но как будет применяться новый порядок, насколько он окажется действенным, покажет только практика», — отмечает Марк Гойхман.

Источник — banki.ru