Хуже «Катрины»: как ураган «Харви» повлиял на глобальные рынки нефти

Президент Трамп уже запросил у Конгресса $5,9 млрд помощи, но это лишь малая часть денег, необходимых для устранения последствий катастрофы. По оценкам, нужно до $150 млрд

Нефтяной рынок живет сезонами. Вот, приходит весна — в Америке начинается driving season. Затем август — в Америке сезон ураганов в Мексиканском заливе. Казалось бы, причем здесь все остальные? Может быть, дело в подаче самого факта? Конечно. Когда в Москве зимой два дня простоит мороз в 30 градусов, новости на всех каналах напоминают сводки с фронта. Но, например, в Якутии или Магаданской области зимой месяцами за 50, а иногда и за 60. И ничего, люди живут. Но не все так просто.

«Харви» стал самым мощным за последние 50 лет ураганом, обрушившимся на американский штат Техас. В некоторых городах за неделю выпала годовая норма осадков. На побережье Мексиканского залива базируется почти половина американских нефтеперерабатывающих мощностей, и приостановка работы ряда НПЗ ударила по поставкам бензина на юго-востоке США и в других частях страны. Закрыты несколько НПЗ вдоль побережья Мексиканского залива, в том числе принадлежащий Exxon Mobil завод Baytown — второй по величине в США. Метеорологи сравнивают «Харви» с ураганом «Катрина», который в 2005 году разрушил Новый Орлеан и унес 1800 жизней.

«Катрина» тогда тоже оказала заметное влияние на нефтяной рынок, замедлив добычу в Мексиканском заливе.

Everything is big in America… По иронии судьбы, точно такая же поговорка есть и про Техас. Получается, если уж ураган, то триллионы литров (вернее, галлонов) воды, если солнечное затмение — то Великое Американское.

Еще в Америке любят цифры и статистику. Американские работодатели недосчитались почти $700 млн из-за Великого солнечного затмения, которое стало «отвлекающим фактором» для работников и снизило производительность труда. Всего 20 минут 21 августа, на которые, по оценке хедхантера Challenger, Gray & Christmas, сотрудники фирм ушли из офисов, чтобы понаблюдать за продолжающимся две с половиной минуты затмением.

И это небольшая сумма. Для Америки. Затмение даже не сравнится с множеством других отвлекающих факторов, например чемпионатом по баскетболу среди студенческих мужских команд США, известным как March Madness, «киберпонедельником», когда интернет-магазины предлагают товары по сниженным ценам, и понедельником после Супербоула, ежегодного финального матча Национальной футбольной лиги США. Согласно подсчетам компании, в первую неделю March Madness потери из-за снижения продуктивности сотрудников составляли по $615 млн в час. Понедельник после Супербоула обходился в $290 млн за каждые 10 минут рабочего дня, когда сотрудники обсуждали игру и ее основные моменты или смотрели повтор любимых рекламных роликов. «Киберпонедельник», за которым следует ежегодный праздничный сезон покупок, обошелся в $450 млн за каждые 14 минут, что сотрудники тратили не на работу, а на шопинг.

В случае с «Харви» счет уже идет на миллиарды и десятки миллиардов, и это не шопинг, и не футбол — с таким приходится считаться всем. Глобально. Президент Трамп уже запросил у Конгресса $5,9 млрд помощи, но это лишь малая часть. Оценки ущерба доходят до $125 млрд (губернатор Техаса Эббот) и даже $150 млрд (демократ Джексон Ли).

Фото REUTERS / Adrees Latif

«Катрина» 12 лет назад обошлась американским налогоплательщикам в $110 млрд, но характер ущерба, не говоря уже о значительно большем числе погибших, был совершенно иной.

Если «Катрина» «прошлась» в основном по добыче нефти, вызвав рост котировок сырья, то «Харви» ударил по нефтепереработке, и трейдеры, опасаясь, что НПЗ восстановятся не сразу, двинули цены на нефть вниз. Нефтепродукты же напротив, начали дорожать. По оценке консалтинговой компании Petromatrix, текущие котировки бензина в США соответствуют цене нефти в $84 за баррель. Влияние стихии на глобальный рынок не менее ощутимо.

Инвестиционный банк Goldman Sachs, один из самых крупных финансовых участников товарных рынков, считает, что восстановление баланса нефтяного рынка, предмет устремлений России и ее партнеров по пакту ОПЕК+, замедлится из-за урагана «Харви», поскольку он вызовет падение глобального спроса на нефть на 0,7 млн барр./сут. в ближайший месяц и в целом вызовет негативные настроения на рынке.

Еще более печальным фактом для участников пакта ОПЕК+ может стать увеличение экспорта нефти из США, которые свободны от обязательств перед картелем. Аналитики сходятся во мнении, что добывающая инфраструктура в Мексиканском заливе восстановится намного быстрее, чем поврежденные ураганом НПЗ и нефтепроводы. Это означает, что та нефть, которую не смогут принять заводы, в скором времени выплеснется на мировой рынок, где Америка и так увеличила присутствие за последние годы, пока ОПЕК и Россия боролись со снижением котировок.

Когда Мексиканский залив и Луизиана пострадали от «Катрины», США экспортировали 1,3 млн барр./сут. нефтепродуктов (экспорт нефти был запрещён), а сейчас, до «Харви», этот объем составлял уже 5,6 млн — и нефти, и продуктов.

Фото REUTERS / Adrees Latif
Фото REUTERS / Adrees Latif 

Но есть и хорошие новости: если затопленные ураганом НПЗ простоят долго, рынок США должен будет восполнить выпадающий объем производимого топлива. Поэтому не исключен и «размен»: избыток нефти из США на мировой рынок против притока импортных нефтепродуктов. В этом случае мировые центры нефтепереработки могут выиграть, максимально загрузив свои мощности.

Источник — Forbes.ru